слова песни больше не хочу быть ночной женой


День, когда все стали свободны

Сумерки накрывали Гримривер, и летнее солнце, беспощадно палившее весь день, почти скрылось за горизонтом. Его скупые лучи освещали двух мужчин, которые шли мимо полей и пастбищ. Они остановились возле видавшего виды дилижанса, запряженного двумя лошадьми, и погрузили чемоданы.

– Ты уверен, что должен остаться? спросил человек в походном плаще и широкой шляпе.
– Конечно, Патрик, – ответил пожилой мужчина в дорогом сером костюме-тройке и ковбойской шляпе кремового цвета. Им нужен я и то, что у меня осталось. Они всё получат – это залог вашей безопасности.
Патрик тяжело вздохнул, на его лице отразились все терзающие сомнения и страдания.
– Не верю я, что Ганнибал Джонас, великий Потрошитель Ганнибал, выстоявший против банды Мемфиса в одиночку, сдаётся этим фермерам и скотоводам. Хотя после того, что ты сделал
– Я лишь вскрыл гнойник, который и так норовил взорваться, – устало ответил Ганнибал. И мы оказались к этому готовы.

– Папа, папа, – кричала девочка, подбегая к мужчинам.
Ганнибал подхватил её на руки и крепко обнял. Вслед за ней подошла рыдающая женщина в окружении других женщин с не менее скорбным видом.
– Папа, а ты нас догонишь? Мама плачет и боится, что мы тебя больше никогда не увидим.
– Конечно, я догоню вас! Еще утро не настанет, как я буду ехать с вами. Нужно только отпустить всех овечек на волю. Без нас в загонах они пропадут. А теперь иди с дядей Патриком, он посадит тебя в дилижанс, – Ганнибал отдал ребенка мужчине и полушёпотом сказал, – Заботься о них, Патрик. Кроме тебя некому.
Он забрал ребёнка и ушел.

Рыдающая женщина подбежала к Ганнибалу и упала в его объятия.
– Ах, Мария, – нежно проговорил он и погладил её волосы. Моя любимая жена, если бы я мог поехать с вами Если бы только мог
Мария, слишком молодая в сравнении с мужем, пыталась что-то сказать, и за рыданиями, вздохами и всхлипами с трудом узнавалось слово Почему.
– Мужчина должен прежде всего заботиться о семье, – шептал он. А вы все, все тридцать четыре человека моя семья. Даже пьяница Джон Талмут. А теперь ступай, позаботься о нашей дочери.
Ганнибал осыпал поцелуями раскрасневшееся лицо жены, еще раз крепко обнял и дал другим женщинам её увести. Подойдя к месту кучера, он обратился к Патрику:
– В Норфолке найди ранчо Томпсона. Отдай ему письмо, а дальше Всё будет хорошо. Прощай, Патрик.
– Прощай, Ганнибал.

В тишине сумерек пронеслись оклики и свист, и караван из дилижансов, повозок и телег тронулся. Ганнибал долго ещё смотрел им вслед, а когда все они исчезли во тьме молодой ночи, тяжело вздохнул и пошёл домой. По пути он разглядывал поля, пастбища, лес и город вдалеке. Нахлынуло странное чувство лёгкости, и отчего-то вспомнилась старая песня.

You can outrun the devil if you try, but you will never outrun the hands of time – напевал он.

Воспоминания нахлынули на него. Он, совсем юнец с горячей головой и кипящей кровью, прибыл сюда со своей шайкой отъявленных убийц и грабителей, чтобы скрыться от законников. Здесь им встретились коллеги по ремеслу трое отморозков грабили небольшой салун, но шайка Ганнибала оказалась сильнее и быстро прогнала их. Так его небольшая на тот момент Семья обосновалась тут, сместив шерифа и взяв под защиту город.

Несколько лет Семья отбивала регулярные нападения бандитов, но окончательный мир пришёл в чудесный летний денёк, когда все дороги в городе были усеяны трупами и залиты кровью. Тридцать вооруженных до зубов головорезов, наслышанных про банду Ганнибала Джонаса, напали на город, застав его и еще троих бойцов врасплох, но хорошее знание города, всех тайных ходов и тоннелей помогли подавить нападение.

В тот день не спасся никто: ни нападавшие, ни защитники. Лишь сильно раненый Ганнибал оповестил мирных горожан, что теперь этот город обязан ему жизнью.

Этот случай впоследствии называли Бойня в Гримривер. То, что Ганнибал выжил, было совокупностью опыта, тактических навыков и дьявольской удачи. Слухи разлетелись быстро, и больше никто не смел напасть на город под защитой Потрошителя Ганнибала.

Мир несёт процветание. Хозяйства в городе расширялись, новые предприниматели и фермеры обосновывались в Гримривере, но каждый житель платил высокую цену за безопасность. Кто платить не хотел, встречался с людьми из Семьи, которые решали такие вопросы в привычной им бандитской манере. Благодаря такому ведению дел Семья быстро поднялась, расширилась и разбогатела.

Да, ещё тогда Ганнибал понимал, что ничего не проходит бесследно, и теперь судьба настигла его, чтобы предоставить чек с немедленной оплатой. И платить приходилось жизнью. Слишком стар он был, чтобы сражаться, и слишком мудр, чтобы бежать. Он знал: люди напьются крови своего мучителя, разграбят награбленное им и успокоятся. Взамен его семья будет в безопасности и полностью обеспечена. Ведь это первостепенная задача любого мужчины обеспечить достойную жизнь своей семьи.

И видел я сон, и этот сон ускользнул от меня – подумал он, в последний раз оглядывая свои земли.

В ожидании расплаты Ганнибал задремал, покачиваясь в кресле-качалке на крыльце своего многоэтажного особняка. Разбудили его шаги и тяжелое дыхание толпы, вооруженной факелами, вилами и ружьями.
– Ганнибал Джонас! закричал седой мужчина с револьвером в руках. Пришло время расплаты.
Ганнибал с усилием встал на ноги сонная слабость сковала его старые кости. Он оглядел толпу, скривил узкие губы, отчего морщины на его лице проступили сильнее в свете факелов, достал серебристый револьвер из кобуры на поясе.
– Расплаты? ответил он. За что, мистер Гербер? За твоего мальчишку? У него был слишком длинный язык и полностью отсутствовал здравый смысл, и ты это знаешь. Я не мог потерпеть оскорбления.
– Не только за моего внука. Десятилетиями ты грабил честных работяг непосильной данью. Мучал и убивал несогласных. Брал, что хотел и ничего не отдавал взамен.

Глаза Ганнибала всполыхнули яростью, он закричал:
– Ничего не давал? Вспомни, как я освободил этот город, когда ты, будучи шерифом, был бессилен. А ты, мистер Пинкертон. Разве я не спас тебя от бедности, взяв в жены твою молодую дочь? Мистер Гримшо, когда твой скот покосило болезнью, к кому ты обратился? Ко мне. Вы все обращались ко мне в час нужды. И не было ни одного человека, от которого я отвернулся.
– Но скольких ты замучал, сколько несогласных погибло? Сколько людей голодало, отдавая половину ПОЛОВИНУ заработка? Нас притесняли и грабили на нашей родине, и мы проделали долгий путь в Америку для того, чтобы нас грабил какой-то головорез. Пора это прекратить!

Ганнибал зло улыбнулся, глазами прожигая Гербера.
– Допустим, ты меня убьешь. Что дальше? Займешь моё место? Отдашь мой дом своим детям? Никакой ты не освободитель, мистер Гербер. Ты просто хочешь захватить власть.

Гербера охватила злость, но что ответить он нашелся не сразу. Ганнибал этим воспользовался.
– Помнишь тот день сорок лет назад, когда ты перестал быть шерифом? Давай решим наш вопрос так же. По-мужски. Только мы и наши пистолеты.
Старик знал, что Гербер только так сможет сделать всё по чести, не замарав руки, и отказаться просто не сумеет.
– Идёт, – ответил он.

Ганнибал спрятал револьвер в кобуру, снял шляпу и пиджак, аккуратно положил их на кресло и, закатывая рукава рубашки, вышел на дорогу. Толпа расступилась и затихла так, что лишь шаги двух мужчин да трещание сверчков были слышны в ночи. Широко расставив ноги и отведя правую руку назад, они встали друг напротив друга на приличном расстоянии. Сегодня всё было не так, как сорок лет назад. В глаза смотрели уже не горячие юнцы, но мужчины выдержанные, хладнокровные. Секунды тянулись невыносимо долго, ночные монотонные звуки медленно накручивали нервы.

Сверчки разом замолкли, руки метнулись к кобуре, серебряными вспышками пистолеты сверкнули в ночной темноте.

Один выстрел разорвал тишину, напротив него щелчок курка. Как и сорок лет назад, Ганнибал оказался быстрее Гербера, но какой толк в скорости, если твой пистолет не заряжен?

С раной в груди старик Ганнибал Джонас лежал на пыльной дороге, усталыми гаснущими глазами разглядывал ночное небо и видел там, как мчится на своем коне, догоняет семью и больше никогда никому не причиняет боль.

Этой ночью все стали свободны.

Mark Collie – In Time
продолжительность = 0.42 мин.