Певица выпустила первую


Певица выпустила первую именную коллекцию одежды и она продуманна до мелочей.

Я сама себе вдохновитель, говорит Рианна о новом модном доме Fenty. Эта одежда отвязная, она бесстрашна. Она растягивает рамки. Она уверенная. И силуэт сильный. Я хотела бы, чтобы эту модель мог надеть любой. Но для этого она должна работать и на меня.

Мы встретились в Париже, в неописуемом здании на узкой улице Маре. Всё здание было декорировано под её релиз, названный 5-19 драпировано материей чудного лазурного оттенка но единственным знаком, указывающим на то, что сейчас занимает это здание, была фаланга охранников в костюмах, выстроившихся у выходов.

Коллекция первая под началом LVMH, но вообще, пятая* у Рианны, если учитывать коллекции для Puma отражает то, что Рианне хотелось бы носить сейчас. И она неожиданно детально продуманна.

Тогда как её предыдущие коллекции взывали к эстетике в духе Мария Антуанетта в тренажёрном зале, или презентовали мотоциклетные модели из кожи и в ярком цвете, здесь мы видим блейзеры в бежевом или хлопково-розовом оттенках, с поясными сумками, прикреплёнными на талии; фигурные блузы со скульптурными, романтичными рукавами, куртки из японского денима, отшитые так, чтобы сжать талию, и дальше идти только уже, либо нарочито оверсайз, а хлопковое боди с вырезом в стиле бюстье источало дерзкую чувственность. Аксессуары включали туфли на каблуках с едва заметными ремешками, золочёные серьги-кольца и массивные солнцезащитные очки, внешне напоминающие визоры.

Это работа того, кто хочет, чтобы его воспринимали серьёзно, но всё ещё желающего, чтобы публика прочувствовала его ритм. Согласно Рианне, мода всегда была для неё вторым интересом после музыки. Её любовь к одежде развилась не без помощи матери Моники, чьим стилем Рианна всегда восхищалась. Но коллекции Рианны отнюдь не выглядят так, как если бы являлись лишь очередной платформой для раскрутки звучания.

За исключением обуви и ювелирной продукции (сумок пока в продаже нет), этот первый релиз включает 36 разных моделей и форм, стоящих от 200 за футболку до 1,100 за выворачиваемую куртку, и этот ценник ниже, чем у многих лейблов на базе LVMH, но всё ещё весьма вдохновляющий для потребителей, которые всё же как-то вписываются в целевую аудиторию бренда. И опять же, он инклюзивный по части размера: до 46 французского размера, притом, что пошив настолько щедрый, что модели значительно большемерят. Я сейчас фигуристая девочка, говорит Рианна о пропорциях лейбла. Если я не смогу носить одежду собственного создания, то она не будет работать.

Глядя на Рианну, легко понять, как автор восьми альбомов (девятый в работе) и обладательница состояния более чем в $260.000.000, убедила Бернарда Арно (Bernard Arnault), президента LVMH и четвёртого богатейшего человека на планете**, поставить на неё.

Облачённая в мини-платье-рубашку в белом цвете, она взирает из-под розетки чёрных волос, как Ronette эпохи миллениалов. Образ дополняют алый маникюр, кулон в форме Барбадоса одна из многих отсылок к её месту рождения, и ещё серия амулетов на шее. Но это глаза кошачьи, орехово-зелёного оттенка, веки чуть мерцают полупрозрачным светом завораживают и привлекают внимание. У неё поразительно прямой взгляд, который в сочетании с прямотой в обращении и сумасшедшим изгибом верхней губы, оказывают гипнотический эффект.

Я контролирующий фрик, говорит она, слегка обнимая меня за плечо, чтобы подкрепить слова это она так рассказывает о серии примерок новой коллекции в студии. Когда я спрашиваю её, как отнеслись в LVMH к новым гибким изменениям, привнесённым ею в модный дом, она улыбается: Мистер Арно не дурак. Она может источать расслабленный юмор, как земляки с карибского островка, где она родилась, но не путайте эту ироничность с самодовольством. Рианна не работает по чьему-либо графику, кроме своего.

На деле, коллекция довольно хороша. Для новичков, она вдохновляюще свободна от логотипов. Она взрослая и женственная, притом что женственность уравновешена более грубыми, маскулинными деталями и образами (позднее, главный редактор британского Vogue Эдвард Эннинфул присоединился к числу первых покупателей, став первым мужчиной, купившим выворачивающуюся парку в бежевом и угольно-чёрном). Но будет ли это поступление коммерчески успешным не важно. Это лишь первый релиз.

Я разрабатываю то, что хочу носить сама, на тот случай, когда я хочу носить это, говорит она о стратегии релиза бренда: новые наименования будут разбиты на ежемесячные поступления, как если бы мы говорили о культовых брендах уличной моды и продаваться напрямую через интернет-магазин.

Показов тоже не будет. Чем-то сходно с синглами с альбома: каждый релиз будет апеллировать к совершенно разным аудиториям. Сегодня Ри хочет платье-рубашку. В следующем месяце, она захочет сетчатое платье или майку, такие, какие она могла бы носить в отпуск. Ну или мантию жёлтого цвета, вроде той, что она надела на Met Gala 2015.

Если бренд строится вокруг костяка, то основополагающей характеристикой Fenty будет смена эстетики. Она будет живой и неожиданной, такой же, как и сама Рианна. Я не хочу идти на модный показ, чтобы потом прождать полгода до старта продаж, чтобы пойти в магазин и купить понравившуюся вещь, говорит она о своём отчуждении от классической бизнес-модели, от которой до сих пор зависели все бренды на LVMH. С Fenty, вы видите вещь, вы её покупаете. Я обычно слишком жадная, чтобы ждать.

Теперь ей 31 год и у неё более 71 миллиона подписчиков на Instagram и Рианна стала одной из самых больших модных инфлюэнсеров с того самого момента, как пригласила нас постоять под своим зонтом в 2008-м.*** Но тогда как другие звёзды надеются прийти на показ и только продать платье, прибытие Рианны имеет все возможности разрушить устои модной индустрии.

Она впервые работала с холдингом в ходе кампании для Dior, а впоследствии над капсюльной коллекцией очков. Когда Kering продали Puma, она окончательно перешла к детищу Арно. В 2017-м, она запустила Fenty Beauty, инклюзивную косметическую линию, заработавшую более $500.000.000 в ритейле в прошлом году.

Это последнее её начинание сочетает целую прорву новых первая из. Она первая цветная женщина, возглавляющая бренд для LVMH: Я иммигрантка, смешанной расы, и приношу с собой эту перспективу из родного дома, так она отвечает на вопрос о расовой идентичности, включающей чёрные, белые и латиноамериканские корни. А также её бренд первый оригинальный бренд, созданный на базе LVMH с 1987 года. Она не только креативный создатель бренда, но и ведущий исполнительный директор, наряду с Вероник Гебель (Véronique Gebel) и директором по стратегии LVMH, Жаном-Баптистом Вуазеном),

Также она первая знаменитость, которая вообще получила собственный модный дом в модном холдинге, который обычно полагался на навыки кутюрье. LVMH инвестировал 30.000.000 в Fenty, а сама Рианна внесла своего времени и узнаваемости, эквивалентных по стоимости. Вуазен уточняет, что она часами занята, и её работоспособность просто поразительна, но всё же когда один из крупнейших и престижнейших холдингов люкс ставит собственные средства на певицу, а не звёздного дизайнера, люди задаются резонным вопросом: будет ли будущее моды теперь в руках селебрити?

Сидни Толедано (Sidney Toledano), председатель и ведущий исполнительный директор LVMH Fashion, прямо не ответственный за бренд Fenty, но после работы с ней над Dior, он признаёт, что Рианна исключение из правил. Она не просто селебрити и дизайнер. Мы повстречали её три года назад, и уже тогда было понятно, что она превыше селебрити-персоны. Она очень умная. Даже в первую мою встречу, она действительно впечатлила меня. Рианна не от кутюр, но она талантлива.

Даже если так, иметь крупнейшую звезду во главе модного дома, определённо добавляет Арно признания современной крутой молодёжи. И некоторой мистики. Определённо, атмосфера закрытости и паранойи, окружавшей первое поступление коллекции, были эпичными. Тогда как контракт заключили два года назад, Вуазен настолько держал в секрете всю информацию о самом существовании бренда, что до совсем недавних пор только три человека из его стратегической команды на пять человек, вообще знали о том, что таковой готовится. Некоторые в деле называли проект кодом M, что переводится как мадемуазель.

Разумеется, Габриэль Коко Шанель первая Мадемуазель. Но согласно Вуазену, у них с Рианной много общего. У обеих этих женщин сильное видение. Обе очень умные. Обе трудолюбивы. Обе влиятельны и харизматичны.

Является ли Рианна Коко XXI века? Охват глобальной аудитории у Рианны уже превзошёл основательницу Chanel, но сравнение также предоставляет несколько полезных параллелей. В течение своей карьеры Шанель трансформировала традиционные модели бизнеса и дизайна, творила для удовлетворения собственных сакральных нужд, произвела революцию женского гардероба и заработала состояние на культовом парфюме. А что важнее того, она не пела ни под чью мелодию.

Рианна привносит столь же разрушительное видение смелую уверенность и спокойный авторитет женщины, абсолютно полностью контролирующей свою жизнь. Даже лучше, она погружена в креативную атмосферу, в которой может быстро развернуться и сменить направление творчества в любой момент. Если что-то не работает, она просто может поменять мнение, и всё тут. Выпустить что-то ещё. Как бизнес-идея, Рианна это самое смелое предложение от LVMH за всё время.

* Без учёта Rihanna for River Island (2013) и капсюльной коллекции для Armani (2011)
** Уже третьего
*** намёк на коллекцию зонтов для Totes UK